Для российской промышленности "Газпром" опасней ВТО

Для российской промышленности «Газпром» опасней ВТО

Чиновники проанализировали обязательства страны перед ВТО и планы повышения цен на газ. Вывод — правительство должно сохранить скидку для отечественной промышленности, а «Газпрому» надо умерить свои аппетиты

Москва. 26 сентября. FINMARKET.RU — Россия вступила в ВТО и продолжает анализировать последствия этого шага. На первом скандальном заседании президентской комиссии по ТЭК 10 июля этого года Путин поручил правительству уточнить, есть ли у России обязательства перед организацией, угрожающие работе отечественного ТЭК или нет.

Эксперты Минпромторга и Минэкономразвития работали два месяца и теперь готовы доложить президенту, что никаких критических для ТЭК обязательств у России нет. С их докладом о «последствиях присоединения России к ВТО для ТЭК» удалось ознакомиться «Финмаркету».

Главную угрозу для экономики, исходя из текста доклада, представляет не ВТО, а пожелания «Газпрома» о скорейшем выравнивании внутренних и экспортных цен на газ.

 

ВТО на ТЭК не влияет

От вступления в ВТО российскому ТЭК ни тепло, ни холодно. Цены на газ растут, но их контролирует и будет контролировать российское правительство.

Россия не принимает на себя никаких обязательств, которые вынуждали бы менять национальную систему ценообразования на нефть и газ, пишут ведомства.

Никого роста цен на нефть и газ из-за ВТО не будет.

Для промышленных потребителей цена устанавливается на условиях «обычного делового оборота», а для других — тарифы диктует государство.

Правительство в апреле утвердило индексацию тарифов на газ на 2013-2014 гг. на 15%, на 2015 г. — в пределах 14,6-15%. В 2012 г. предельный рост цен на газ для всех категорий потребителей, кроме населения, составит 7,1%, а для населения — 10,4%

«Газпром» и его аппетиты

Угрозу, как полагают чиновники, для российской экономики представляет не ВТО, а «Газпром». Монополист давно предлагает правительству одобрить выгодный для него принцип «равнодоходности», в соответствии с которым компания должна получать одни и те же деньги за газ, неважно где он продан — внутри страны или за ее пределами.

Сейчас российская экономика получает солидную скидку от «Газпрома»: средняя цена для российского рынка — $100 за тыс куб м, а для зарубежных покупателей — до $400 за тыс куб м.

«Газпром» настаивает, что цены для внутреннего рынка и внешнего должны сравняться. Деньги срочно нужны компании для реализации крупных проектов инвестиционной программы. Государство собиралось изъять у «Газпрома» 80% повышения с помощью увеличения НДПИ на газ, но не смогло — повышение налога произойдет не так резко, как было запланировано раньше.

В случае, если «Газпрому» не достанутся деньги от повышения цен, он грозит правительству закрытием разработки Штокмановского месторождения, отлучением независимых производителей «от трубы», а также сокращением сотрудников и социальным взрывом. Тем не менее, компании было отказано в дополнительном повышении цен на 26,3 % с четвертого квартала 2012 г., о котором она просила весной.

Споры продолжаются: планировалось, что принцип равнодоходности должен быть введен в 2011 году, но из-за значительной монополизации «Газпромом» рынка все перенесли на 2014 год. Глава ФСТ Сергей Новиков говорил, что принцип равнодоходности заработает в 2015-2018 гг.

 

Промышленность не переживет роста цен на газ

Чиновники Минпромторга и Минэкономразвития считают, что и 2015 год — это слишком рано. Сильней всего внедрение этого принципа в жизнь ударит по российской промышленности, которая просто не переживет такого скачка цен. Пострадают и простые граждане, для которых никакая равнодоходность не планируется.

Цены на газ транслируются для потребителей через стоимость тепла и электроэнергии, которая в России в 1,4 раза дороже, и в 1,2 дешевле, чем в Европе. Пока не появятся новые более эффективные мощности, повышать сильно цены на газ не стоит.

Резкое повышение сильно ударит по немногим экспортным энергоемким отраслям — производство удобрений, алюминиевую промышленность, азота, чугуна, стали. Отрасли рискуют стать убыточными, а компании вынуждены будут уйти с мирового рынка.

Энергоемкая химическая отрасли (производство пластмассы, синтетического каучука, шин, лакокрасочных материалов) выросла на 5,2 %, но еще не вышла на нужный уровень. И если повысить цены на газ, и не выйдет.

Подорожание газа настолько пугает российские компании, что некоторые даже готовы сами добывать и перерабатывать газ для того, чтобы снизить издержки.

Если резко повышать тарифы, чтобы поскорее выйти на принцип равнодоходности для «Газпрома», цена электроэнергии вырастет на 35-40%, на тепло — на 25-30%. Это приведет к сильному падению производства.

Таким образом, Минэкономразвития предостерегает правительство от резкого подъема цен на внутреннем рынке, иначе толка от вступления в ВТО, которое теоретически дает преимущество металлургической и химической отраслям, не будет. А Минпромторг видит спасение в переходе на долгосрочное, до пяти лет, ценообразование, а также переход к торговле газом на бирже и электронной торговой площадке.

 

Валерий Нестеров, «Тройка Диалог»

В то время как в США газ стоит дешевле, чем в России, и это повышает конкурентоспособность американской промышленности, у нас ситуация обратная. Сама идея достижения паритета с ценами на европейском рынке — это труднодостижимая цель, так как это опасно для российской экономики. Она не отличается высоким экспортным потенциалом и конкурентоспособностью за пределами ТЭК. Дешевое сырье должно быть стимулом для развития экспортного направления. Россия сейчас строит нефтехимические производства на Дальнем Востоке, на Юге, которые ориентированы на экспорт.

Но дело в ситуации в «Газпроме». У компании очень много проблем, и основная — стратегия компании, которую можно и нужно критиковать. Инвестиционная политика «Газпрома» приводит к росту цен на газ в России, он становится все более и более дорогим. Опыт прошедших лет показывает, что деятельность компании являлась неэффективной.

Никто не считал и не проверял экономику проектов «Газпрома», которые пожирают деньги и ведут рост цен — «Южный поток» или разработка шельфа, Ямал. Нет реакции государства, хотя есть критика. Почему «Газпром» продолжает инвестировать в такие капиталоемкие проекты, а не фокусируется на нетрадиционном газе?

У компании трудные времена на всех рынках, ее лихорадит, и она не успевает за развитием событий. Такое впечатление, что правительство не вполне контролирует «Газпром», а у компании есть социальные рычаги [для давления на правительство] — Олимпийские игры, социальная нагрузка. Поэтому жонглирование фразой «Газпром» — наше национальное достояние» выглядит как попытка защитить ее от критики и освободить от необходимости быть более современной коммерческой структурой.

 

Виталий Крюков, ИФД «КапиталЪ»

Формулировки соглашений по ВТО не дают точного понимания, как будут повышаться тарифы. Неповышение цен на газ в России обычно ведет к тому, что будут повышаться налоги. «Газпром» сейчас выходит на очень сложные проекты с высокой стоимостью газа, чтобы отбить те инвестиции, которые были сделаны.

Вся проблема в том, что на самом деле реального рынка газа в России нет, есть регулируемый государством рынок. При этом в ближайшие годы избыток предложения газа будет все больше и больше. У государства в таких условиях логика странная: у вас на рынке избыток газа, а цены продолжают повышаться. Она не совсем вписывается в экономическую теорию.