Ъ-Газета - Российские банки на рынке FOREXФинансы
Company News
Номер 127 от 11-07-95
&nbspРоссийские банки на рынке FOREX
В своем отечестве банкам становится тесновато
       Говоря о расширении спектра банковских операций на валютном рынке, мы чаще всего подразумеваем, что речь в этом случае идет только о его российском сегменте (биржевом или межбанковском). Вместе с тем в последнее время немало банков существенно активизировало свое присутствие на мировом рынке, причем объемы их «иностранных» операций зачастую превосходят обороты в России. Более того, были отмечены случаи, когда действия российских банков на мировом рынке приводили к некоторым изменениям конъюнктуры и напрямую воздействовали на динамику котировок. В целом же операции на мировом финансовом рынке оцениваются российскими банкирами как исключительно перспективное направление деятельности.
       
Выгодные котировки — только для участников рынка
       По сути, операции на мировом валютном рынке (операции Forex) не являются такой уж новинкой для российских банков. Первыми дорожку на этот рынок протоптали полугосударственные институты — Внешэкономбанк и Внешторгбанк. Внешэкономбанк, например, еще во времена оные считался одним из наиболее активных операторов с драгоценными металлами на мировом рынке.
       Коммерческие же банки приступили к активным дилинговым операциям с иностранными партнерами сравнительно недавно — 2-3 года назад. В принципе, это не удивительно — раньше, пожалуй, ни один иностранный банк не мог позволить себе рисковать настолько, чтобы работать с партнером из страны, где банковская система насчитывает два года истории.
       При этом первые российские банки, вышедшие на мировой рынок, отнюдь не преследовали цели нажиться на дилинговых спекуляциях. Все было гораздо прозаичнее. Просто у клиентов банков часто возникала потребность конвертации одной валюты в другую. Например, клиент имеющий счет в долларах, должен был оплатить импортный контракт в немецких марках или какой-либо другой валюте. Российские банки проводили подобные операции через свои корреспондентские счета в зарубежных банках. Однако скоро многие банкиры стали сопоставлять валютные котировки, устанавливаемые на рынке, с курсом, по которому банки-корреспонденты осуществляли конверсионные операции, и поняли, что сравнение, как правило, далеко не в пользу последних. Выход напрашивался только один: не хочешь терять деньги на курсовой разнице — выходи на рынок и покупай (продавай) валюту по приемлемым для себя котировкам.
       
К одним балансам с улыбкой у рта, к другим…
       Вот тут у российских банков и начинаются проблемы. Никто не хочет работать с неизвестным банком, тем более из такой страны, как Россия. Например в номинации Country Risk, принятой у участников рынка, Россия имеет балл 7, тогда как, к примеру, Швеция — 2 (самый высокий балл, конечно же, 1). Так что в самом начале российскому банку приходится довольствоваться операциями с банком-корреспондентом. Потом, когда иностранный партнер убедится в надежности российского, он может дать ему хорошую характеристику (reference), с которой уже можно обращаться в другой банк с просьбой открыть линию для дилинговых операций. В свою очередь, этот банк также может выдать reference. В принципе, каждый зарубежный банк имеет свои критерии оценки потенциального партнера (все равно — из России ли он, Швеции или Бурунди), но чем больше у российского банка таких подтверждений своей порядочности и надежности, тем проще становится открытие новых линий.
       Общими практически для всех зарубежных участников рынка являются такие критерии, как известность, «международность» аудита (баланс российского банка, не заверенный международной аудиторской фирмой, представляет для иностранных банкиров большую загадку и, по сути, не является документом). Кроме того, желательно, чтобы банк входил в число крупнейших банков своей страны. Банку, не удовлетворяющему этим критериям, скорее всего, придется забыть об открытии линий, и если с ним согласятся в конце концов работать, то только под солидное депозитное обеспечение. Однако, несмотря на откровенное нежелание иностранных банков работать с российскими контрагентами, бывают все же и приятные исключения. Например, банк «МФК-Московские партнеры» имеет право размещать свои котировки на странице ESX=, рядом с такими «акулами» мирового рынка, как Midland или City Corp. А это является признанием высокого качества работы. Из других российских агентов, известных на рынке Forex, стоит выделить такие банки, как Инкомбанк, «Империал», Агропромбанк, ОНЭКСИМ-банк, «Российский кредит», МДМ, Межкомбанк, банк «Санкт-Петербург». Всего же в России существует порядка 20-30 банков, ведущих добровольно активные операции на мировом финансовом рынке. Однако это не означает, что Россию представляют на рынке только эти три десятка банков. Просто другие либо не ведут активных операций, ограничиваясь удовлетворением потребностей своих клиентов, либо активно играют лишь время от времени.
       
Меньше опыта — меньше инструментов
       Несмотря на то, выход российского банка на мировой рынок, как правило, обусловлен пожеланиями клиентов, очень скоро интерес к клиентским операциям уступает желанию начать свою игру на загадочном западном рынке.
       Что же представляют из себя операции на мировом рынке, и чем они принципиально отличаются от операций внутри России? Во-первых, конечно же, количеством инструментов. На российском рынке дилинговые операции обычно ограничены сделками рубль/валюта по позициям today и tomorrow. Практически не ведутся операции spot, поскольку на этот срок нельзя держать открытую позицию. Также не получил еще должного развития российский рынок деривативов (производных финансовых инструментов). Например, совершается очень мало сделок с опционами. Не развит форвардный рынок процентных ставок, и практически совсем нет операций swap на процентные ставки. В итоге неразвитость рынка деривативов, которые являются прежде всего инструментами хеджирования, делает российский финансовый рынок гораздо менее ликвидным по сравнению с западным. Наконец, в разговоре о сделках рубль/валюта чаще всего подразумеваются сделки рубль/доллар, тогда как проведение операций с евровалютами на российском рынке сопряжено с рядом чисто технических трудностей.
       Однако и на мировом рынке российские банки, как правило, не работают с таким количеством инструментов, как их иностранные партнеры, что связано, скорее всего, с недостатком опыта. Операции чаще всего ведутся с пятью видами мировых валют — долларом, немецкой маркой, японской иеной, швейцарским франком, английским фунтом стерлингов. При этом сначала банки начинают операции доллар/марка, затем — доллар/швейцарский франк, доллар/фунт стерлингов, фунт стерлингов/марка, доллар/иена и иена/марка. Небольшое количество чисто игровых операций ведется с французским франком и совсем редко с другими видами европейских валют. В этом, кстати, российские банки отличаются от своих коллег из бывших союзных республик. Например, латвийские банки активно работают со скандинавскими валютами (соседи все-таки).
       
От статуса мировой валюты рублю не отвертеться
       Из всех возможных видов операций российские банки предпочитают операции spot, поскольку они наиболее просты в исполнении и лицензию на их проведение получить в иностранном банке гораздо проще. Небольшое место в операциях российских банков на западных рынках занимают форвардные сделки, еще меньше операций swap, а с опционами лишь время от времени работают не больше 8-10 российских банков. В среднем доля операций российских банков на мировом рынке составляет порядка 40% от общего объема их конверсионных операций. То же самое касается прибыли от этих операций. В частности, есть банки, в которых прибыль, полученная на мировых рынках, существенно превосходит прибыль от операций рубль/доллар.
       Среди российских банков, присутствующих на мировом рынке, есть как консерваторы, устанавливающие для себя стоп-лоссы (предельное значение котировок, при котором можно держать позицию) по всем видам сделок, так и «маньяки», готовые отстаивать свою точку зрения несмотря ни на что. Разумеется именно такие вот «маньяки» чаще всего и оказываются в крупных проигрышах. Также в различных банках сильно различаются доли клиентских и собственных операций. Если в одном банке доля клиентских заявок в общем объеме операций занимает считанные проценты, то в другом она может превышать половину оборота.
       В целом же ведение активных операций на мировом рынке представляется банкирам весьма и весьма перспективным направлением деятельности. Будущее финансового рынка представляется его участникам как слияние мирового и российского сегментов, унификация правил и механизмов операций и, наконец, превращение рубля в одну из мировых валют.
       
Reuter по-прежнему вне конкуренции
       Стоит отдельно остановиться на дилинговых системах, используемых российскими банками для выхода на мировой рынок. Несмотря на то, что в последнее время в России присутствует немало представителей западных информационно-дилинговых компаний (например датская компания Tenfore), банки все же отдают предпочтение Reuter (системы Market-2000 и Money-2000). Этими системами предпочитают пользоваться 80-90% отечественных банков, работающих на российском рынке. Преимущество Reuter перед другими системами заключается прежде всего в более высокой оперативности, большей эффективности и широте охвата. Например, если система Tenfore дает, в принципе, возможность работы с 2000 европейских банков, то Reuter — с 10000 мировых. Небольшое количество российских банков работает также с системами Dow Jones Telerate, Bloomberg и Night Reader, которые чаще всего используются в качестве дополнительных.
       
       ВЯЧЕСЛАВ Ъ-СИРОТКИН